rus eng

Координаты Исчезновения

Оля Кройтор

07.04.2016 - 19.06.2016



Оля Кройтор, лауреат «Премии Кандинского» 2015 года в номинации «Проект года», представляет новую персональную выставку в Artwin Gallery.

Феномен исчезновения в своих визуально-смысловых диалогах и контекстах проходит через всю мировую культуру. Его образность мерцает в живописи Веласкеса и мастеров Северного Возрождения, актуализируясь в творчестве Магритта и обретая особую радикальность в стратегиях концептуализма. Тема исчезновения как трагическая пустотность и, одновременно, как преодоление разрыва во времени, как экзистенциальная парадигма «in between» раскрывается в полноте личной драматургии творчества Оли Кройтор. Феномен исчезновения в этой системе неотделим от визуальных смыслов квантовой механики, от перехода от дискретного образа к волновому, когда мы в растерянности теряем позицию наблюдателя, его местоположение. В этот момент само наблюдаемое, прячась от нас, возвращается в органику своего естества, в сокрытость. Художник ставит вопрос: «Что было здесь до нас?». Данный вопрос содержит в себе универсальную человеческую драму, ее пространственные циклы, где проявляется наша родовая травма, и «мы» всегда остаемся в координатах исчезновения. Аскеза торжествует в этом пространственно-временном ожидании, доведенная до полноты своего наглядного свидетельства, подтверждая ветхозаветную истину: «прежде, чем родиться, следует умереть». «Сгоревшая комната» Оли Кройтор создает особый контекст с традициями интерьерных художественных пространств европейского авангарда, вступая с ними в конфликт своим экзистенциальным состоянием трагического опустошения. (Мастерская Пита Мондриана, «Кабинет» ЭльЛисицкого и даже Мерцбау, сотворенный из мусора Куртом Швиттерсом, олицетворяют чистоту модернистского пафоса ХХ столетия. Исчезающая трехмерная реальность Оли Кройтор выявляет постисторическую образность человеческого обитания, ее травмированные формы, абсолютно неадаптированные к протезированию, реализуя диалог с предметной избыточностью «Туалета» Ильи Кабакова. В ее редуцированных координатах, в ее топографии отсутствует предметный мир, но присутствует настоящее в своей предельной близости, затерявшееся «между» - мифами прошлого и будущего.

Виталий Пацюков, руководитель междисциплинарных программ ГЦСИ